23 Мар

Змеиный маскарад

А. Огнев
Фото — В. Животченко
Журнал «Миллион Друзей» №2-3, 1999 г.

      Карнавал, костюмированный бал, маскарад…. На память приходят праздники в детском саду, в пионерских лагерях, в школе: День Нептуна, Новый год. В масках и фантастических костюмах по кругу под веселую музыку ходит и скачет гогочущая малышня. Но что это? Пираты, разбойники, рыцари, палачи, черти, страшные звери, мушкетеры, злодеи и негодяи всех мастей. Как недоразумение, в этой толпе иногда встречается какой-нибудь Незнайка или Буратино. Интересно, а почему дети так хотят нарядиться Бармалеем и не особенно стремятся быть Мальчиком-колокольчиком из города Динь-динь или Малышом — другом Карлсона? Объясняется все очень просто. Мальчиками-колокольчиками, Пьеро, Буратино, Незнайками и Малышами для родителей и окружающих они в повседневной жизни и так были и являются. А как хочется стать страшным, свирепым, большим. Напугать и заставить себя уважать. Хотя бы на карнавале. И вот на пояс вешается картонный ятаган, на голову надевается драная щляпа с пером из хвоста вороны, на один глаз черная повязка, на другой — дамскими тенями и гримами наносится фиолетовый фингал…. Страшно! Здорово! Когда я наблюдаю за животным миром, то обнаруживаю, как всё порой похоже на то, что я когда-то уже видел в детстве. Маленьким и слабым, конечно, лучше всего спрятаться или сбежать. Но можно нацепить на себя что-нибудь и стать похожим на кого-нибудь страшного, великого и ужасного! Согласитесь, эта уловка больше всего удалась именно змеям. Ведь более 90% их безобидны и незащищенны. А боятся их всех почти все. Почему? А это потому, что из всех мелких наземных позвоночных животных именно змеи, а точнее, некоторые из этих маленьких, слабых, без ног и без брони, не умеющих летать и быстро бегать существ обзавелись страшнейшим оружием — ядовитыми зубами и железами.

      И сейчас даже очень большие животные с уважением обходят владельцев отравленных стрел и шприцев. Ну что ж, если это так страшно, то можно и сыграть в переодевание.И природный маскарад начинается! Всего в мире насчитывается около трех тысяч видов змей, но лишь десятая часть из них — ядовитые. Как же удается выжить остальным неядовитым змеям в мире, беспощадном к слабым и беззащитным? Удавы, питоны и некоторые гигантские ужи просто не захотели быть слабыми и беззащитными, а «выросли» большими и сильными. Точнее, стали такими в результате длительной эволюции. Другие же постарались стать незаметными, слиться с окружающим их миром, раствориться в нем или удрать и надежно и быстро спрятаться. И, наконец, третьи показывают нам блестящий пример, как игра в маскарад помогает выживать в природе.

      Самих виновников имитации — ядовитых змей — по характеру окраски можно условно разделить на три группы. Первая — змеи, имеющие окраску и узор, великолепно скрывающие их в окружающей обстановке. Мастера маскировки высшего класса! Как правило, это рептилии, живущие открыто, не прячущиеся. К ним относится большинство древесных видов. И не потому, что они не могут за себя постоять (среди них много очень ядовитых и опасных для жизни видов), просто им необходимо быть незаметными для своих потенциальных жертв. У этих змей нет неядовитых двойников — имитаторов. Это и понятно — что толку на маскараде надевать костюм шпиона или диверсанта, если он сам переодевается в простого обывателя, чтобы не выделяться в толпе.

      Вторая группа — змеи, хорошо маскирующиеся под окружающий ландшафт, но при опасности предупреждающие потенциального врага, а это не обязательно хищник, чаще просто крупное животное, способное нечаянно затоптать ядовитого гада. Предупрежение может быть акустическим: змея громко шипит (гадюки), трещит кончиком хвоста об окружающие предметы (щитомордники, куфии и ботропсы), трещит специальной трещоткой на хвосте (настоящие и карликовые гремучники). А может быть и визуальным: змея резко показывает зазевавшемуся зверю ярко окрашенное горло (кобры и их родственники). У этой группы огромное количество безобидных двойников. О них речь пойдет ниже. И, наконец, третья группа — ядовитые змеи, ведущие скрытный образ жизни, чаще роющий. Среди них в результате эволюции появились потрясающей красоты и нарядности франты, не уступающие в великолепии расцветки тропическим бабочкам и морским коралловым рыбкам. Это американские коралловые аспиды, африканские роющие кобры, азиатские каллиофисы и некоторые другие. Зачем же им такая яркая расцветка? Ведь они становятся заметными для потенциальных жертв и для хищников! С бабочками, птицами и рыбками все легко объясняется. Яркая окраска помогает животным быстро опознавать особей своего вида среди пестрого ландшафта тропического леса или кораллового рифа. У змей цель другая — напугать и прогнать! Сила яда настолько велика, что у этих змей практически нет природных врагов, желающих ими полакомиться. А жертвы у них малоподвижны и, как правило, роются тут же рядом в темноте -под камнями и упавшими стволами. Это черви, многоножки, пауки, насекомые, жабы, безногие ящерицы и мелкие роющие змеи других видов. Следовательно, цель яркого костюма — предупреждение зевакам. Как светофор: не подходи — смертельно опасно! И,конечно же, у этих франтов также есть особенно нахальные двойники, которые, не обладая отравленным оружием, открыто всюду ползают и лазают, попадая везде и всем на глаза и наводя смертельный ужас на все живое.

      Змеи-двойники появились там, где достаточно часто встречаются объекты подражания. В средней полосе, например в Подмосковье, у обыкновенных гадюк (Vipera berus) нет двойника. Во-первых, сами условия существования настолько суровы, что это препятствует заселению холодных угодий другими видами змей, а во-вторых, встречающийся неподалеку обыкновенный уж (Matrix natrix), населяет принципиально иные биотопы (луга, опушки лиственного леса, берега водоемов), чем гадюка (сфагновые болота и сосняки, хвойные и смешанные леса). Надо отметить, что уж эволюционно пошел по другому пути развития защитной окраски и поведения. На верхней стороне его головы и шеи находятся два ярких белых, желтых или оранжевых пятна — это ложные «глаза». Парные пятна, изображающие огромные глаза, довольно часто встречаются в мире животных. Можно вспомнить бабочек павлиноглазок или некоторых рыб, напри мер цихлазом Меека. Видимо, хищник при оценке размеров добычи опирается именно на размер глаз. В случае опасности обыкновенный уж сворачивается в клубок и сильно плющит и расширяет голову, чтобы желтые «глаза» казались еще больше. Если нужный эффект не достигнут, уж стремительно уползает, опорожнив кишечник и оставив после себя стойкий и ужасный, мягко скажем, запах. Последний метод действует, кстати, очень эффективно и против человека, не желающего, как правило, быть обработанным такими «духами». Чуть южнее количество змей-имитаторов возрастает. В Тульской области, например, под эту же гадюку рядится безобиднейшее существо — обыкновенная медянка (Coronella austriaca). He только окраской, но и поведением она старается походить на свою ядовитую «кузину». При опасности медянка, как и гадюка, сворачивается кольцами, S-образно изгибает шею и, громко шипя, бросается в сторону противника с приоткрытой пастью. Ух! Сейчас укушу! А кусать, в общем-то, и нечем. Зубы, конечно, кое-какие есть, но маленькие и неядовитые. Причем имитация настолько эффективна, что люди, местные жители, боятся медянку гораздо больше, чем гадюку и … увы, чаще убивают. На юге России в маскараде участвует уже множество видов змей. К примеру, обитающий в Ставрополье, на Северном Кавказе и в степях Кубани крупный и красивый четырехполосый полоз (Elaphe quatuorlineata) успешно изображает своим поведением (шипение, поза угрозы) и окраской (часто на спине пятна сливаются в характерный для гадюк зигзаг) встречающихся тут же степных гадюк. А то, что гадюки мелкие, редко достигают 60 см, а полоз огромный, иногда до двух метров с хвостом, лишь усиливает эффект. Что приводит к тому, что хищники, нападающие на змей и пожирающие степных гадюк, сторонятся неядовитого полоза, видимо, принимая его за какую-то особенную гигантскую гадюку. А зачем рисковать, если рядом есть гадюки помельче. А восточнее, в Южном Закавказье, Казахстане, Средней и Центральной Азии, и на Дальнем Востоке у змей-имитаторов появляется помимо гадюк еще пример для подражания — ядовитый родич гремучих змей — щитомордник (их на этой территории несколько видов). Щитомордники так названы за крупные симметричные щитки на голове, что отличает их от других гремучих змей, чьи головы покрыты чешуйками или бесформенными маленькими щиточками. В поведении и окраске неядовитых змей появились вариации на тему «а-ля щитомордник». Зигзаг на спине сменяется поперечными полосами и пятнами. И практически все полозы, а именно они преобладают в неядовитом наборе видов змей, научились трещать хвостом не хуже, а порой гораздо громче, чем классики гремения хвостом — щитомордники и другие гремучие змеи.

      Наиболее музыкально одаренными (одаренными матушкой Природой не слухом, а музыкальными инструментами) являются полозы или, как их еще называют в Северной Америке, крысиные змеи. Особенно громко трещит хвостом крупная (до 2,5 м) серая или лисья крысиная змея (Elaphe obsoleta). Еще бы, ведь ей надо изобразить хвостом треск и шум, который воспроизводит на своей уникальной погремушке живущая рядом смертельно опасная гремучая змея (Crotalus). Кроме лазающих полозов (Elaphe) и родственных им сосновых змей (Pituophis) в Америке множество других обманщиков, желающих «постращать» окружающих тем, чего у них нет, а именно яда, подражая ядовитым и хорошо вооруженным гремучим родственникам. Самый любопытный и забавный, на мой взгляд, пример представляют собой так называемые свинорылые или свиноносые змеи (Heterodon). Свое столь, казалось бы, неблагозвучное имя они получили за потешный вздернутый кверху кончик носика, который помогает им головой копать мягкий грунт. Короче, нос служит для того же, для чего и пятачок свиней. Змеи не только выкапывают своим свинячьим носом в грунте добычу — жаб, прячущихся от дневной жары, но и закапываются им сами. Эта змея удивительно похожа окраской, формой тела и головы на ядовитых карликовых гремучников (Sistrurus miliarius). Так вот, она при малейшей опасности изгибает тело, как бы для атаки, надувается, чтобы казаться больше (сами свинорылые змеи редко вырастают до 80 см), и с громким шипением делает ложные выпады в сторону опасно приблизившегося потенциального врага. А если враг не попался на уловку? А если он как раз не прочь поживиться ядовитой змеей, а в Новом Свете таких желающих предостаточно. Тогда что? А дальше свиноносый актер показывает второе действие спектакля! Он вдруг начинает биться в конвульсиях, переворачивается на спину, показывая свое яркое черно-оранжевое брюхо. Изо рта начинает литься окровавленная пена, конвульсии утихают, переходят в тихие вздрагивания. Наконец, змея затихает и, под мои мысленные аплодисменты, «умирает» с безвольно приоткрытым ртом.Так и хочется воскликнуть, как Станиславский: «Верю! Верю!». А хищник что? Он, собиравшийся полакомиться «гремучей змеей», одолев ее в тяжелой схватке, проявив отвагу и виртуозность, разочарованно уходит. Зачем ему дохлятина? Падаль мы не едим, мы — хищники! А артист? А он выжидает минут пять, лежа неподвижно, потом воровато, тихонечко озирается по сторонам, если враг отошел недостаточно далеко, то финал исполняется еще раз на бис. Если же опасность миновала, свинорылка переворачивается на живот, закрывает рот, слизывает «кровавую пену» и уползает, высоко подняв голову над землей, явно довольная произведенным театральным эффектом на недоброжелательного «зрителя». На Юго-Востоке США в болотах Флориды обитает еще один участник змеиного карнавала. Полосатая неродия (Nerodia fasciata) является близким родственником обыкновенного ужа. Но посмотрите, она на ужа совершенно не похожа! Тело толстое, грузное, голова треугольная, чешуя грубая — туловище, как рашпиль.

      Поперек темно-серого почти черного тела неяркие оранжевые полоски. Где-то я уже такое видел. Ага! Вот мимо проплывает гроза всей болотной мелочи крупный водяной щитомордник (Agkistrodon piscivorus). Достойный пример для подражания. Неродия, обитая бок о бок с грозным соседом, приобрела сходство в окраске, узоре тела, размерах (оба они до 1,5 м). Кроме того, у малышей водяного щитомордника, ведущих достаточно скрытный образ жизни, ярко-красная или оранжевая сигнальная предостерегающая расцветка, отличающаяся от более скромно окрашенных родителей. Так вот, у полосатой неродии малыши тоже ярко-красные — в точности повторяя этим своих ядовитых сверстников. Можно привести еще много примеров подражания неядовитых ужей и других безобидных змей опасным родичам. В Африке, например, обитает яичная змея, прозванная так за свою диету, состоящую исключительно из птичьих яиц. Этот факт сам пег себе заслуживает отдельного разговора, ведь птицы гнездуют не круглый год. Так вот эти змеи способны голодать по 7 — 8 месяцев, практически не теряя в весе, а затем за очень короткий срок из-за своего исключительного обжорства стремительно расти и за 3 — 4 месяца удваивать свой размер. Но здесь речь не об этом. Яичные змеи довольно удачно имитируют эф — очень ядовитых змей из семейства гадюк, населяющих Африку и Азию. У яичных змей похожа и окраска спины и головы, и форма тела, и они даже могут издавать, как эфы, громкий шелест из-за трения чешуи на боках друг о друга. Даже ползают, как эфы — боком, выбрасывая в сторону переднюю часть тела, а затем, опираясь на нее, подтягивают заднюю. И, отдыхая, яичные змеи сворачиваются характерной «тарелочкой», совсем как эфа. Анекдотизм такого сходства заключается в том, что у яичных змей не то чтоб не было ядовитых зубов, у них… вообще нет никаких зубов! А собственно зачем они им? Зубы при проглатывании твердого и круглого яйца были бы лишь помехой. И вот ползет такая беззубая змейка и нахально шипит на крупных копытных и хищных зверей — и они отступают, на всякий случай. Совсем как в «Тараканище» Чуковского. Там тоже беззащитная «букашечка» обращает больших и страшных зверей в бегство, откровенно «блефуя», как сказал бы любитель игры в карты. Кто бы мог подумать, что в природе такое возможно на самом деле?

      В Юго-Восточной Азии королевами всех ядовитых змей заслуженно считаются кобры. Всем, конечно, знаком их знаменитый капюшон. Кстати, по-португальски эти змеи зовутся «кобра эль капелло», что значит «змея с капюшоном». Почему-то до повседневного использования дошло лишь «кобра» — просто «змея», без уточнения какая. Для получения такого украшения змея раздвигает в стороны шейные ребра (у змей есть и такие), кожа шеи натягивается между ними, как транспарант. На этом «транспаранте» обычно выделяется яркий, контрастный рисунок. Иногда в этом рисунке угадываются парные пятна — ложные глаза (вспомните обыкновенного ужа). Но обычно это просто белые и черные чередующиеся полоски. Цель такого украшения все та же — сигнал: «Стой! Опасная зона! Я могу ненароком убить!». На многих крупных животных и на человека неожиданное появление из травы или кустов вертикально пюрчащей крупной (а многие кобры достигают длины более 2 м) змеи, да еще с полосатой расплющенной шеей, действует шокирующе. Интересно отметить, что среди ядовитых змей не только кобры используют этот прием. Плющить шею умеют некоторые аспиды из Австралии и азиатские гадюки. Но у кобр «капюшон» особенно большой и яркий. Дойдя до этого места моего рассказа, читатель скажет: «Ну, уж у этих змей точно должны быть двойники». И будет абсолютно прав. Именно в Азии ряд неродственных между собой ужеобразных неядовитых змей «освоили» кобриный прием устрашения. Это и длиннозубые ужи (Rhabdophis), и азиатские жабоеды (Pseudoxenodon), и капюшонные ужи (Macropisthodon), и многие другие. Любопытно, что даже знакомый многим рыбакам водяной уж (Matrix tessellata), обитающий на юге нашей страны, при испуге иногда способен плющить шею и становиться отдаленно похожим на знаменитых кобр. А теперь перенесемся в бескрайние просторы прерий Северной Америки… Утро. Солнце медленно выкатилось из-за горизонта, и освещенные верхушки кактусов вспыхнули огнем. Небольшое стадо коров, не дожидаясь жары, вяло побрело к стоящему неподалеку дому. Птицы,только что весело щебетавшие, притихли под гнетом надвигающегося зноя. Вся природа будто затаилась. Лишь неугомонные ящерицы весело снуют по песку, скачут с камня на камень, кивают головой, то ли отгоняя соперников от захваченной территории, то ли просто разминаясь перед дневной охотой на жужжащих тут же вездесущих мух. Но что это? Из-под высохшего цереуса метнулась ослепительно алая лента великолепно окрашенной крупной змеи. Ящерицы в панике бросились врассыпную. Шарахнулись в сторону коровы. Пожилой фермер, выскочивший на шум, в ужасе отшатнулся. Ух, какой крупный аспид! Действительно, змея очень похожа на распространенного здесь кораллового аспида (Micrurus fulvius) — те же цвета поперечных колец. Красное, черное, белое, черное, опять красное…. Хотя постой! Ведь аспид — одна из ядовитейших змей в мировой герпетофауне, окрашен чуть-чуть иначе. После красного кольца у аспида идет белое, а вот потом черное. Все понятно, на пастбище вызвала панику неожиданно выползшая безобидная королевская змея (Lampropeltis triangulum). Полностью полагаясь на схожесть со своим ядовитым патроном, королевская змея не очень-то старается спрятаться. И практически все с уважением уступают ей дорогу и стараются не наступить. Так что боялись напрасно. Напрасно страшились все, кроме тех самых ящериц, да молоденькой, зазевавшейся у кустика, гремучей змеи, которые могут попасть змеиной королеве на завтрак. Да, да! Ирония судьбы в том, что, подражая ядовитым змеям, королевская или, как ее еще называют, молочная, змея не прочь слопать своих ядовитых покровителей! Именно королевской змеей я хочу закончить рассказ о змеях-двойниках. И не потому, что она королевская, а это «звание» дают биологи особо выдающимся представителям растительного и животного царства. Просто у королевских змей, а также похожих на них южноамериканских эритролампрусов, да пожалуй, у азиатских динодонов (Dinodon semicarinatum) мимикрия — подражание ядовитым двойникам выражена особенно ярко в прямом и переносном смысле. Эти змеи постоянно живут в угрожающе расписанном наряде, а не демонстрируют свою схожесть с моделью от случая к случаю. Это сказывается на поведении королевских змей — ползают неторопливо, уверенно. А взятая в руки змея ведет себя на редкость смирно: не кусается и не шипит, терпеливо ожидает, когда потревоживший ее человек просто оставит ее в покое. Это свойство и ослепительная окраска сделали королевсих молочных змей желанными объектами содержания во многих зоопарках и террариумах частных лиц. И в конце хочу сказать вот еще что. Последнее время в частных террариумах стали все чаще появляться отечественные и экзотические ядовитые змеи. Прежде чем заводить опасного питомца, подумайте о том, что вы увеличиваете риск быть укушенным с непредсказуемыми последствиями не только для себя, но и для тех, кто живет рядом с вами. Нет никакой уверенности, что ядовитый квартирант в один прекрасный момент без вашего ведома при какой-либо оплошности не покинет террариум и не начнет «гулять» по вашему жилью. Так что перед тем, как завести дома гадюку, кобру, аспида или гремучника, вспомните, что у них есть безобидные, неядовитые, некусающиеся, порой очень нарядные двойники — участники змеиного маскарада.