31 Авг

Широколистная амазонка. Стойкий зелёный солдатик

И. Сапожников
Журнал «Аквариум» №3, 2007 г.

      В многочисленной и разнообразной плеяде декоративных водных трав есть виды как сложные в содержании, требующие от растениевода наличия большой практики и интуиции, так и простые, культивирование которых доступно даже новичкам. Первые с завидной регулярностью удостаиваются внимания авторов, публикующихся в аквариумных изданиях. Популярность вторых обычно поддерживается лишь людской молвой. Героями же статей они становятся редко. Видимо, пишущая братия не хочет отвлекаться на темы, квинтэссенцию которых можно выразить одной шаблонной фразой: условия содержания не имеют принципиального значения. Нет тут простора для демонстрации эрудиции, не к чему приложить творческий потенциал.

      Однако, на мой взгляд, подобный подход некорректен. Массовые издания просто обязаны уделять внимание в том числе и «примитиву». В противном случае мы рискуем в перспективе потерять культуру того или иного вида, как это уже неоднократно случалось со вполне банальными и, казалось бы, навечно прописавшимися в любительских аквариумах рыбами и растениями, лишенными в свое время информационной поддержки. Вот поэтому я и хочу рассказать об одном из самых простых в уходе и пока еще, к счастью, весьма распространенном эхинодорусе, который в народе обычно называют широколистной амазонкой, или тысячелистником.

      Это действительно очень легкое в содержании растение из категории «посадил и забыл». Оно удивительно неприхотливо, пластично, жизнестойко. Весьма снисходительно относится даже к довольно грубым просчетам, которые часты в практике начинающих аквариумистов. Культивирование амазонки не связано со строгим контролем качества воды и грунта, проблемами с зимовкой, со сложными схемами освещения и необходимостью подкормок. И при всем при этом амазонка весьма декоративна, многолистна, пышна. Согласитесь, не такая уж и частая в аквариумном обиходе аккумуляция положительных качеств, вполне достойная упоминания на страницах уважаемого журнала.

      Итак, наш герой — широколистная амазонка, или Echinodorus bleheri Rataj (1970), часто описываемая в специализированных изданиях как Echinodorus paniculatus. Строго говоря, в оригинальных работах г-на Ратая, признанного специалиста и систематика эхинодорусов, латинское видовое название имеет женское окончание — bleherae. Таким образом, посвящено оно не Х.Блехеру, а его матери А.Блехер, и называться растение должно, соответственно, эхинодорус Блехер, но в современной литературе закрепился иной вариант.

      В таксономическом положении растения есть пока еще не проясненные до конца вопросы. Связаны они, главным образом, с большим сходством этого вида со столь же неприхотливым и распространенным Echinodorus amazonicus Rataj (1970), который в обиходной речи больше известен как амазонка узколистная, или просто амазонка. Большинство практиков придерживаются мнения, что в данном случае речь идет о двух близких, но все же самостоятельных видах, сравнительно недавно (по эволюционным масштабам) имевших общего предка. Однако есть специалисты, считающие, что Echinodorus amazonicus является всего лишь узколистным подвидом или даже формой эхинодоруса Блехера.

      Как вы уже догадались, камнем преткновения для гидроботаников стала форма листовой пластины. У узколистной амазонки она исключительно узколанцетная, шириной 2-3 см (у К.Кассельман — 1,5-3 см), в то время как у «блехера» листья существенно шире — 5-7 см (по данным Кассельман — 4-8 см).

      Еще одним отличием является изогнутость пластин Echinodorus amazonicus в противовес прямым листьям Echinodorus bleheri. Но этот признак, как мне кажется, менее достоверен, поскольку, с одной стороны, в литературе упоминаются формы Echinodorus amazonicus с прямыми листьями, а с другой — у моего «блехера» кончики тоже дугообразно отогнуты.

      Жилкование же и цвет листьев обоих видов практически одинаковы, а цветки и плоды (по логике, главные идентификаторы) так и вовсе тождественны, что служит постоянным раздражителем и весомым аргументом сторонников идеи единства видов.

      Об условиях жизни обеих амазонок в природе известно мало. Нет даже четкой локализации их ареалов. Echinodorus amazonicus предположительно освоил весь бассейн Амазонки (отсюда и название), хотя популяции его разрозненны и малочисленны. Предпочитает селиться в медленнотекущих водоемах на глубине 30-100 см. О местах естественного обитания Echinodorus bleheri сведений нет вообще. Как правило, в этом случае авторы ограничиваются лаконичным «Южная Америка», а любители деталировки суживают географию до «предположительно, Бразилия» или «вероятно, Амазония».

      Зато в аквариумах амазонкам раздолье. Единожды попав в сферу внимания поклонников домашнего рыбоводства, эти растения сполна вкусили бремя славы. Как пишет К.Ратай, «узколистная амазонка наряду с валлиснерией стала своеобразной эмблемой любителей водной флоры». Это в полной мере справедливо и в отношении эхинодоруса Блехера. Да и как не стать триумфатором при столь выдающихся неприхотливости и декоративности.

      Широколистная амазонка (а предположительно и ее узколистная родственница) — одно из немногочисленных растений рода Echinodorus, которое в состоянии постоянно жить под водой (хотя и относится к болотным), а следовательно идеально приспособлено для культивирования в домашних водоемах.

      В аквариуме Echinodorus bleheri формирует живописный куст, «архитектура» которого в определенной степени зависит от световых условий. При ярком свете листья сильнее отгибаются в горизонтальной плоскости и розетка получается раскидистая, полая внутри, отдаленно напоминающая широкогорлую вазу с узким донышком. В случае если освещенность умеренная, розетка формируется более плотная, компактная, со стоящими практически вертикально листьями. Но и в том и в другом случае амазонка развивается вполне нормально, без малейших признаков деградации.

      Особую привлекательность амазонкам придает обилие листьев. Конечно, о тысяче речь не идет, но 30-40 штук — это норма, а бывает и существенно больше. В среднем новый лист появляется еженедельно. К примеру, в розетке эхинодоруса, фото которого размещено на стр.26, на момент съемки было ни много ни мало 52 листа.

      Особенно декоративно выглядят молодые растения, еще только «строящие» свою крону. Они постоянно зеленые, свежие, нарядные. У взрослых экземпляров молодые листочки замещают старые, постепенно желтеющие и распадающиеся. Мне приходилось читать, что удалять отмирающую листву не следует, поскольку она якобы является неким резервным хранилищем, за счет которого растение восполняет возможный дефицит питательных веществ. Может быть это и так, но очень уж от этого страдает внешний вид аквариума. Поэтому я все же удаляю листья, на которых проявляются обильные следы увядания. Честно говоря, видимой разницы в поведении растений, до конца несущих старые листья и без таковых, не заметил.

      Длина листовых пластин достигает 50-60 см (у узколистной амазонки — до 30-40 см). Они механически прочные, достаточно жесткие, но из воды практически не поднимаются, предпочитая стелиться по ее поверхности. Черешки не округлые, а трехгранные, сравнительно длинные (до 20 см); по этому параметру, кстати, тысячелистник несколько уступает Echinodorus amazonicus, у которого черешки почти в два раза короче, что делает нижнюю часть розетки растения менее рыхлой.

      Echinodorus bleheri — типичное солитерное растение. Учитывая далеко не самые скромные габариты, его лучше выращивать в аквариумах объемом от 100 л и высотой как минимум 30-40 см. Высаживают эхинодорус обычно на среднем или заднем планах. Не советую размещать его вплотную к стеклам и, особенно, в углу: «сплющенная» розетка, на мой взгляд, смотрится как-то неестественно, создает иллюзию хаоса, хотя и получается более компактной. Желательно, чтобы от точки роста до ближайшей стенки было не менее 10 см. Таким же, а лучше в 2-3 раза большим, должно быть и расстояние между взрослыми экземплярами. Тем более что тень под кроной листьев амазонки не выглядит очень плотной; в моем аквариуме здесь вполне комфортно себя чувствуют и детки того же вида, и не требующие высокой освещенности криптокорины, и уж тем более анубиасы. Так что необходимости в избыточном «уплотнении» нет.

      Как я уже писал, Echinodorus bleheri хорошо себя чувствует и при ярком освещении, и при умеренном. Столь же непритязательны они и в отношении продолжительности светового дня: 6-8 часов — хорошо, 10-12 — еще лучше. В некоторой степени от этого зависит лишь насыщенность окраски листвы: при коротком дне она чуть бледнее, нежно-травянистого цвета, при длинном — более яркая, сочная.
Температурный ряд для растений этого вида довольно широк. Он охватывает все значения тепловодной аквакультуры. Общепризнанным же оптимумом считается диапазон 23-26оС, поддерживаемый в течение всего года, поскольку растение вегетирует практически непрерывно, без выраженного периода покоя.

      В Интернете и специальной литературе встречаются сведения о допустимости выращивания тысячелистника при 16-18оС. Я в свое время пробовал держать растение в необогреваемой «банке», температура в которой не опускалась ниже 18оС, но и не поднималась выше 20. По-моему, травине это не понравилось. Появилось несколько (уже не помню — 2 или 3) молодых листиков — видимо, по инерции, — и на этом развитие застопорилось. В общем, вскоре я вернул эхинодорус в родной аквариум. Хотя, возможно, пауза была обусловлена всего лишь сменой обстановки, и хвати у меня настойчивости и терпения для продолжения эксперимента, амазонка приспособилась бы к «зимним» условиям и продолжила расти в обычном темпе.

      Что касается показателей жесткости и рН, то следует избегать лишь экстремальных значений. Но таковые в практике рядового аквариумиста встречаются крайне редко, поскольку в подобных условиях обычно ни рыбы не живут, ни растения. Обычная же московская магистральная вода с dGH 12-16о и близкой к нейтрали активной реакцией воспринимается эхинодорусами «на ура».

      Говорят, при выращивании в мягкой питерской воде амазонки нуждаются в подкормке. Не знаю, не пробовал. А вот то, что в жесткой воде на выступающих из воды участках листьев быстро образуются некрасивые известковые разводы — это точно. Правда, это обстоятельство может беспокоить только тех, кто культивирует растения в открытых аквариумах, к тому же налет легко устраняется протиркой листа фланелькой или даже рукой. А в емкостях с крышкой на сей факт и вовсе можно не обращать внимания.

      Характер, состав, степень заиленности грунта действительно не имеют принципиального значения. Главное, чтобы толщина его слоя была не меньше 5-6 см, поскольку корневая система у взрослого куста весьма массивна и ветвиста. Безусловно, растение будет вам благодарно за подкормки, но и без них не зачахнет.

      Извлечь взрослую амазонку из субстрата, не повредив корней, непросто, учитывая мощь удерживающих ее «якорей». С другой стороны, корешки, как и растение в целом, обладают удивительной живучестью и способностью к быстрому восстановлению утраченного. Благодаря этому Echinodorus bleheri (равно как и Echinodorus amazonicus) легко переносит всевозможные грубые манипуляции вроде пересадок. Порой ему даже не требуется паузы для возобновления роста.

      А вот детки подобным потенциалом не располагают. Их укоренение происходит тяжело и не всегда заканчивается успешно. Правда, их для этого нужно еще иметь, но вот тут-то проблем, как правило, не возникает.

      Широколистная амазонка при более или менее сносном содержании с завидной регулярностью выбрасывает длинные стрелки, цветов на которой в аквариуме (по крайней мере закрытом) не образуется, зато имеется множество деток. Чаще всего цветоносы формируются в весенне-летний период, когда к искусственному освещению емкости добавляется естественный свет из окна. Видимо, вызванное этим удлинение дня побуждает растение к продолжению рода, хотя зачастую формирование генеративных органов происходит в «обычных» световых условиях. Как бы там ни было, но из центра розетки вместо листа появляется змейка цветоноса — чаще одна, но порой по 2-3 сразу, — устремляющаяся к поверхности и несущая в каждой мутовке по детке (опять же, порой их бывает две-три). Достигая поверхности, стрелка не прекращает рост, а стелется дальше, достигая длины 50-60 см.

      На хорошо развитой стрелке имеется от 3-4 до 7-8 мутовок. Вот и считайте, сколько получится зеленого приплода. Да плюс к тому цветонос иногда еще и раздваивается, а на отводке тоже есть свои мутовки и детки. В общем, производитель из амазонки хороший.

      В моем хозяйстве в числе прочих есть два открытых аквариума. В них стрелки амазонок, найдя какую-нибудь опору, зачастую выходят на воздух, но все равно не цветут (я даже бутонов не видел), а вот дочерние растеньица сравнительно неплохо себя чувствуют и вне водной среды. Но влажности для них, видимо, все же маловато — кончики нежных молодых листьев подсыхают. Ожог я исключаю, поскольку освещаются эти банки довольно высоко подвешенными люминесцентными лампами.

      Теоретически, можно оставить все как есть, тем более что материнский куст с развивающимися на цветоносе дочерними растениями образует живописный каскад, который воспринимается дополнительным украшением аквариума. Кстати, «воздушные» детки более декоративны: они компактнее, их листья мельче, но сгруппированы более плотно и окрашены контрастнее (видимо, за счет близости к источникам света). По моим наблюдениям, взрослое растение подобное бремя не истощает даже в том случае, если оно одновременно несет два цветоноса. Тем не менее подкормить его не помешает.

      Если же вы хотите укоренить деток — не торопитесь. Отделение их по традиционной схеме — после образования 4-5 листочков и 1-2 см корешков — далеко не всегда приносит ожидаемый результат: у преждевременно лишенных родительской подпитки ростков зачастую не хватает сил на нормальную самостоятельную жизнь, развиваются они очень вяло, а некоторые и вовсе гибнут.

      Гораздо надежнее прижать стрелку вместе с дочерними растениями к грунту. Укладывают ее большим кольцом (она достаточно ломкая, будьте осторожны) и фиксируют грузиками (лучше, если это будут не очень массивные гладыши) так, чтобы нежные корни деток лежали непосредственно на субстрате. Не лишним будет внесение в соответствующие места стимуляторов роста типа аквамедиковского «Радикса». При таком подходе можно добиться стопроцентной приживаемости, и уже через пару месяцев ваш глаз будут радовать маленькие прототипы больших «блехеров» — стойких зеленых солдатиков гвардии подводного сада.