09 Июн

По следам Венериных Башмачков

По следам Венериных Башмачков

Г. Коломейцева
Фото — В. Шелейковского и Г. Копомейцевой
Журнал «Миллион Друзей» № 5-6, 2000 г.

      Пафиопедилюмы — самые любимые башмачки, выращиваемые в культуре. В них подкупает все, от компактных побегов, листья на которых собраны в аккуратные, иногда пестрые, двусторонние розетки, до довольно крупных, причудливо окрашенных цветков на опушенных цветоносах. Многие виды хорошо растут и цветут даже на подоконниках в жилых помещениях и некоторые любители собирают и содержат исключительно пафиопедилюмы.

По следам Венериных Башмачков      Около 70 видов этих орхидей встречается в Юго — Восточной Азии, на островах Малайского архипелага и Новой Гвинеи. На севере граница ареала рода достигает Китая, а на юге опускается на 6 градусов южнее экватора. Некоторые пафиопедилюмы растут высоко в горах, где холодно и выпадают обильные осадки, здесь их можно встретить не только на лесной подстилке, но и в расщелинах известняковых скал, затененных нависающими утесами, или на довольно высоких деревьях. Более теплолюбивые виды встречаются в предгорьях, где температура воздуха выше, или на отдельных океанических островах. Одни виды занимают обширные территории, другие встречаются на довольно ограниченных пространствах, например, на двух — трех островках обширного архипелага или на склоне единственной горы. Род еще не оформился окончательно,в труднодоступных районах все еще открывают новые виды.

      Одним из самых последних пафиопедилюмов, найденных в джунглях Вьетнама в конце девяностых годов,сегодня можно считать пафиопедилюм Хайпа (Paphiopedilum hiepii Aver.), который был описан нашим соотечественником, санкт -петербургским ученым Л. В. Аверьяновым. Подержать в руках новый, возможно, еще никем не описанный башмачок пришлось недавно и мне: сотрудники совместной российско-вьетнамской экспедиции привезли его в коллекцию ГБС РАН для определения. Растение цвело в осенне — зимний период прошлого года, при этом цветок на довольно длинном цветоносе так окончательно и не раскрылся. Параметры отдельных частей цветка позволяют считать растение не известным науке видом.

По следам Венериных Башмачков      А первым пафиопедилюмом, попавшим в Европу, был пафиопедилюм прекрасный (Paphiopedilum venustum (Wall.) Pfitz. ex Stein), найденный в 1816 году в северо — восточной Индии датским ботаником доктором Натаниэлем Уаллихом и описанный по экземпляру, зацветшему в 1819 году в ботаническом саду Калькутты. Это было прелестное маленькое растение с серовато — зелеными пятнистыми листьями, собранными в плотные розетки, из центра которых зимой появлялись невысокие, прямостоячие цветоносы с одиночными цветками около пяти сантиметров в диаметре. Самой замечательной частью цветка оказалась довольно крупная вздутая розовато — зеленая губа, покрытая оливково — зелеными продольными и поперечными жилками. Для нашего слуха латинское слово «venus» как — то ненавязчиво ассоциируется со словом «вена» и кажется очень уместным в названии именно этого вида. Поэтому не удивляйтесь, если в русском переводе латинского названия Paphiopedilum venustum вместо слова «прекрасный» вам встретятся эпитеты «жильчатый» или «желобчатый».

По следам Венериных Башмачков      Почти в это же время и в тех же местах Уаллих нашел еще один башмачок, им оказался пафиопедилюм замечательный (Paphiopedilum insigne (Wall, ex Lindl.) Pfitz.), который был отправлен в Англию и впервые зацвел в Ливерпульском ботаническом саду осенью 1920 года. В Юго -Восточной Азии ареал вида обширен и включает как сухие равнины на востоке Лаоса, так и Черапунджи — место с наибольшим количеством осадков в мире. Этот вид растет на восточных склонах гор в местах, где на поверхность выходят доломитовые породы, в условиях хорошей освещенности (но не на открытом солнце), часто встречается на сырых участках по берегам рек или вблизи водопадов на высоте до 2000 метров над уровнем моря. Джон Линдли, вместе с Уаллихом описавший этот вид, составил целый атлас форм пафиопедилюма замечательного, разделив их на четыре категории по рисунку околоцветника: зеленые и желтые формы, которые, в свою очередь, делились на пятнистые и однотонные. Многие из них использовались во внутриродовой гибридизации для получения новых сортов. Сейчас этот башмачок довольно редок в коллекциях, поскольку не может конкурировать с открытыми позже него более красивыми видами и, в особенности, искусственно выращенными гибридами. На протяжении последующих 16 лет были известны только эти два вида пафиопедилюмов, пока в 1836 году в Королевском экзотическом питомнике господ Лоддигезов в Хакни (Англия) не зацвел первый экземпляр яркого миниатюрного пафиопедилюма пурпурного (Paphiopedilum purpuratum (Lindl.) Stein). Сначала никто не знал, откуда попал в Англию этот башмачок, а описавший его Линдли с чужих слов ошибочно указал, что его родиной является Малайский архипелаг. Впоследствии выяснилось, что вид встречается близ Гонконга, в китайской провинции Гуандун и на острове Хайнань в Южно-Китайском море. Как островной и прибрежный вид, пафиопедилюм пурпурный не поднимается высоко в горы, он предпочитает ровный жаркий климат без заметных колебаний температуры и влажности в течение года. Укоренившись в моховом покрове на земле, или среди растительных остатков в трещинах камней, или на обращенных к северу склонах речных ущелий, этот башмачок предпочитает расти в условиях рассеянной освещенности под пологом деревьев или в тени бамбуковых зарослей. Когда 1838 году близ Моулмейна нашли пафиопедилюм бородатый (Paphiopedilum barbatum (Lindl.) Stein), стало понятно, что орхидология вступила в новую эру — эру пафиопедилюмов. Новые виды башмачков посыпались к Джону Линдли в Лондон для опознания и классификации, как из рога изобилия. В разных частях Юго-Восточной Азии за короткое время были найдены пафиопедилюм Лоу (Paphiopedilum Lowii (Lindl.) Stein, 1847), пафиопедилюм яванский (Paphiopedilum javanicum (Reinw. Ex Lindl.) Pfitz., 1850 — 51), пафиопедилюм волосистый (Paphiopedilum viilosum (Lindl.) Stein, 1853), пафиопедилюм сильноволосистый (Paphiopedilum hirsutissi-mum (Lindl. ex Hook.) Stein, 1857) и другие виды.

По следам Венериных Башмачков

      Новые необычные растения заинтересовали хозяев частных садоводческих хозяйств, специализировавшихся на импорте и продаже редких орхидей, а также богатых любителей — аристократическую элиту, готовую выложить кругленькую сумму за приглянувшееся растение. На Англию надвигался «орхидный бум», в подогревании которого не последнюю роль сыграли пафиопедилюмы. На аукционах редких растений, модных в Англии с середины XIX века, стоимость уникальных экземпляров достигала нескольких сотен гиней (1 гинея = 5 золотых долларов США). Известно, например, что в 1887 году барон Шредер заплатил 310 гиней за маленький экземпляр особой разновидности пафиопедилюма Стона (Paphiopedilum stonei Hook.) Stein). На аукционе 1894 года гибридный пафиопедилюм, названный в честь президента Королевского общества садоводов Англии Фоулера, был продан за 25000 долларов США.

По следам Венериных Башмачков      Пафиопедилюм Лавренса (Paphiopedilum lawrenceanum (Rchb.f.) Pfitz.) был впервые найден в 1878 году на левом берегу реки Лавас недалеко от города Мерингита (Борнео), где этот башмачок рос на высоте 300 — 450 м над уровнем моря среди корней карликовой пальмы. В этих местах вид встречается главным образом в тенистых лесах среди моховых подушек, на опаде и других растительных остатках, покрывающих тонким слоем почвенный горизонт из желтой глины, реже — на известковых скалах.

      Яркой пятнистой окраской листьев этот вид выделяется даже среди пестролистных башмачков. Побег иногда развивает удлиненное ползучее корневище, позволяющее растению пробиваться сквозь толстый слой мха, покрывающего землю. Прямостоячий, темно -пурпурный опушенный цветонос более 30 см длиной несет один крупный цветок с большим спинным чашелистиком, покрытым редкими параллельными зеленовато -пурпурными полосками, причем полосы располагаются параллельно и широкие и длинные чередуются с узкими и более короткими. Боковые лепестки несут на своих краях (нижнем и верхнем) черные мозолистые пятна, их может быть от трех до пяти у каждого из краев. Губа крупная, почти цилиндрическая, коричневато — пурпурная с желтоватым основанием. Цветение приходится на март — апрель.

По следам Венериных Башмачков      Сегодня пафиопедилюм Лавренса уже почти не встречается в местах своего естественного обитания. Развивающийся и процветающий рынок торговли дикими экзотическими орхидеями требовал все новых видов, причем в огромных количествах. Попытки массового размножения пафиопедилюмов в культуре вначале оканчивались полным крахом, поэтому единственным источником товара оставались джунгли. Для поисков новых растений европейские садоводческие фирмы держали в разных районах тропиков наемных сборщиков, в обязанности которых входила подготовка и осуществление экспедиций за орхидеями. В.погоне за драгоценными растениями члены экспедиций подвергались множеству опасностей, их подстерегали лишения и болезни, многие сборщики, отведав однажды горького хлеба искателей приключений в болотных топях, горных ущельях или непроходимых джунглях, навсегда отказались от этой профессии, романтической только на первый взгляд. Поиски орхидей проходили, как правило, в условиях острой конкуренции между сборщиками, работавшими на разных хозяев. Чтобы успеть самим собрать и вывезти всю добычу из-под носа у соперников, места произрастания тех или иных видов держали в строгом секрете, а иногда просто прибегали к дезинформации, направляя конкурентов по ложному следу. Нередко сведения об этих местах терялись на годы и никто уже не мог вспомнить, откуда в оранжереи Европы попали растения.

По следам Венериных Башмачков      Например, в 1857 году на выставке орхидей Королевского садоводческого общества (Англия) были продемонстрированы три или четыре экземпляра пафиопедилюма Фэйри (Paphiopedilum fair-rieanum (Lindl.) Stein), причем ничего не было известно о том, где именно были найдены растения. На мой взгляд, цветки этих миниатюрных зеленолистных башмачков являют собой верх совершенства.

      Пропорциональные очертания цветка, напоминающего изящный старинный вензель, очень крупный прямостоячий парус (так называется верхний лепесток у венериных башмачков), волнистый по краям и расписанный тонкими зелеными и пурпурными полосками, грациозно изогнутые полосатые лепестки, кувшинообразная губа, не вызывающая ощущения тяжеловесности, но самое главное, из-за чего цветок запоминается навсегда, — это особое голубоватое свечение паруса, идущее как бы изнутри. Выкупив у хозяина все его великолепные растения, фанатичный любитель орхидей и владелец большого питомника орхидных в местечке Святой Албанс близ Лондона Генри Фредерик Конрад Сандер (1847 -1920) мечтал узнать точнее об источнике получения вида из природы, однако все его попытки окончились неудачей. Он знал то же, что и все, а именно, что растения, скорее всего, привезены из Ассама. На протяжении 100 лет все выращиваемые в частных европейских коллекциях растения пафиопедилюма Фэйри были потомками тех самых нескольких экземпляров, которые когда — то купил Сандер. Когда вид начал вырождаться, фирма Сандера назначила сумму в 1000 фунтов стерлингов тому, кто откроет место произрастания этого башмачка в природе. Премия досталась английскому инженеру Г. К. Сирайту, который нашел растения этого вида на восточных склонах гор вдоль берегов нескольких небольших рек в Западном Бутане. Затем естественные места обитания вида были описаны в Сиккиме и Ассаме (Гималаи). Сейчас пафиопедилюм Фэйри встречается в природе чрезвычайно редко, для охраны мест его произрастания в районе города Кинчинюнга (на границе Непала и Сиккима) создан заповедник.

По следам Венериных Башмачков      Еще более удивительную, почти детективную историю можно рассказать об открытии местообитания пафиопедилюма Спайсера (Paphiopedilum spicerianum (Rchb.f. ex Masters & Т. Moore) Pfitz.). Однажды в 1878 году в оранжерее леди Спайсер из Уимблдона зацвел необычный башмачок. Владелец фирмы «Вейч и сыновья» Гарри Джеймс Вейч (1840 -1920), постоянный конкурент и соперник Сандера на орхидном рынке, заплатил леди Спайсер за это растение 75 гиней. Стало известно, что этот башмачок был получен из Ассама с партией пафиопедилюма замечательного (Paphiopedilum insigne). Многие английские фирмы, торгующие орхидеями, направили в Северо — Восточную Индию экспедиции, однако до 1884 года Вейч все еще оставался единственным владельцем Paphiopedilum spicerianum и оценивал каждый его побег в 1250 долларов США.

По следам Венериных Башмачков      Вероятно, образ этого башмачка не давал Сандеру спокойно спать, и он решил во что бы то ни стало разузнать, откуда привезено это чудо. Однажды он приехал к леди Спайсер на чай и, как бы между прочим, завел разговор о знаменитом башмачке. Стали беседовать об Индии, и леди Спайсер рассказала о своем сыне, который был владельцем чайной плантации в Ассаме. Это была та самая ниточка, которая могла привести Сандера к вожделенному растению и за которую он сразу же ухватился. Ha поиски был отправлен молодой, но уже опытный сборщик орхидей Игнатц Форстерман (1855 -1895), который совершил очень утомительное путешествие от Калькутты через жаркие и влажные районы Бангладеш в Ассам. Прибыв на чайную плантацию Спайсеров, Форстерман не решился откровенно рассказать хозяину о цели своего визита. Вместо этого он сказал, что является начинающим чайным торговцем и хочет начать постигать основы чайного бизнеса, поработав для начала на плантации. Так как в это время Спайсер не мог предложить ему подходящей работы, а белому человеку всегда были рады в этих глухих местах, его оставили погостить в доме. Некоторое время Форстерман безрезультатно скитался вокруг плантации в поисках нужного ему растения, пока наконец не догадался поговорить на интересующую его тему с управляющим плантацией. Оказалось, что именно управляющий и нашел когда-то то самое первое растение за рекой, на территории соседнего Бутана. На следующий день, наспех попрощавшись с хозяевами, Форстерман переправился на другую сторону реки и два дня безрезультатно обшаривал ее берега. Местность здесь была неприветливая, каменистые склоны перемежались с отвесными обрывами и осыпями. Однако он упорно продолжал поиски до тех пор, пока не наткнулся на глубокое 1 ущелье с отвесными стенами. Здесь, взглянув со дна ущелья вверх, он увидел, наконец, заветные башмачки. Соорудив длинные бамбуковые лестницы, нанятые Форстерманом местные жители облазили все крутые склоны ущелья и собрали около 40000 растений.

По следам Венериных Башмачков      Официальный отчет свидетельствует, что эти орхидеи были проданы на аукционе в марте 1884 года. И хотя их цена неимоверно упала, Сандер получил хорошую прибыль. Эта экспедиция нанесла непоправимый урон местообитанию вида в Бутане, с тех пор в этом месте никто не находил больше пафиопедилюмов Спайсера. Сегодня осталось всего несколько ущелий по берегам двух индийских рек, Барак и Сонай, протекающих по центральному району Ассама, в которых еще можно встретить этот драгоценный эндемичный вид.

По следам Венериных Башмачков      Пафиопедилюм великолепнейший (Paphiopedilum superbiens (Rchb.f.) Stein) был впервые описан доктором Рейхенбахом в 1855 году на основании образца неизвестного происхождения, росшего в Гамбургской оранжерее. Другое растение, привезенное с Суматры, фигурировало под названием Cypripedium veitchinum и было первым экземпляром, найденным непосредственно в естественных местообитаниях. В 1882 году Чарльз Куртиз, собиравший растения в природе для фирмы «Вейч и сыновья», описал большую популяцию этого вида на западе Суматры. Вскоре пафиопедилюм великолепнейший стал широко распространенной в культуре орхидеей.

По следам Венериных Башмачков      Это один из красивейших башмачков. У него слегка сизоватые пестрые листья, прямостоячий цветонос длиной более 30 см, пурпурный и опушенный. Парус не очень крупный, с чередующимися широкими пурпурными и узкими зелеными полосками, боковые лепестки сплошь покрыты мелкими точками, из которых не очень явственно складываются продольные полосы. Губа крупная, пурпурная. Цветет ранней весной — март, апрель. Каждый цветок держится около полутора месяцев.

      На Суматре вид встречается на западных склонах горной цепи Барисан и вблизи озера Тоба, где растет в листовом опаде под пологом леса и в трещинах известняковых скал. Климат здесь определяется двумя продолжительными муссонами, средняя относительная влажность воздуха в течение года около 80 % без заметных колебаний, ежегодное количество осадков 2300 — 2500 мм, температура летом +16 -+32°С, зимой-+14-+25°С. Довольно часто новые виды пафиопедилюмов находили среди других башмачков, прибывающих готовыми для продажи партиями из Юго-Восточной Азии. Так был открыт пафиопедилюм оголенный (Paphiopedilum tonsum (Rchb.f.) Stein). Самое первое растение этого вида было найдено в 1883 году Чарльзом Кэртисом среди многочисленных экземпляров другого башмачка — пафиопедилюма великолепнейшего, которые были приготовлены для отправки в Англию фирме «Вейч и сыновья». Этот эндемичный суматранский вид все еще изредка встречается в центральных районах острова, а также на западных, обращенных к Индийскому океану склонах горной цепи Барисан, под пологом деревьев в листовом опаде или в трещинах известняковых камней, заполненных гумусом. Иногда попадаются группы растений, укоренившихся в моховых подушках вблизи горных ручейков на высоте 750 -1200 метров над уровнем моря.

По следам Венериных Башмачков      А вот пафиопедилюм Сукхакула (Paphiopedilum sukhakulii Schoser & Senghas) был впервые обнаружен не в тропическом лесу и даже не во время комплектования партий растений для отправки в Европу и Америку, а прямо в цветочном магазине. Эти башмачки вместе с присланными из Таиланда экземплярами пафиопедилюма мозолистого (Paphiopedilum callosum (Rchb.f.) Stein) были выставлены для продажи в магазинах Золингена (Германия) и Гента (Бельгия), где их купили любознательные растениеводы. По этим образцам немецкие ученые Г. Шосер и К. Генас в 1964 году описали новый вид и назвали его в честь господина Сукхакула, управляющего таиландской фирмой, который прислал им сведения о месте сбора растений в природе. Вид оказался узкоэндемичным, занимающим площадь всего в несколько квадратных километров в районе горы Фу Луан, которая находится в одной из северо-восточных провинций Таиланда.

По следам Венериных Башмачков      Мне цветок этого башмачка напоминает почему-то веселого клоуна в ярких смешных одеждах. Маленькая полосатая нелепая шапочка, примостившаяся на вихрастом зеленом парике, украшенном горошинами праздничного конфетти и надвинутом на улыбающееся лицо с большим кошелькообразным ртом -именно так описала бы я цветок этого вида с широкими зелеными лепестками, сплошь усеянными темно-пурпурными пятнами и точками, с маленьким остроконечным полосато-белым флажком и средних размеров губой, пурпурно-коричневой в верхней части и бледно-зеленой в нижней.

      Вообще цветки пафиопедилюмов необычайно выразительны. Все башмачки, о которых шла речь выше, относятся к подроду Paphiopedilum — одному из трех подродов, составляющих род Paphiopedilum в целом. Их цветки напоминают мне человеческие лица — веселые и грустные, оживленные и унылые. Цветки пафиопедилюмов из второго подрода, который носит имя Cochiopetalum, что означает «лепесток, закрученный, как улитка», походят, скорее всего, на маленьких райских птичек, порхающих в воздухе, их пушистые бутоны раскрываются постепенно, растягивая цветение на многие месяцы. В этот подрод входят такие виды, как пафиопедилюм сизолистный (Paphiopedilum glaucophyllum J. J. Smith) и пафиопедилюм примулоцветный (Paphiopedilum primulinum М. Wood & Taylor). Цветки башмачков из третьего, наиболее любимого растениеводами подрода Brachipetalum своей аккуратной округлой формой больше всего напоминают маленькие пестрые птичьи яйца: удлиненное желтоватое — у пафиопедилюма одноцветного (Paphiopedilum concolor (Par. & Batem.) Pfitz.), округлое снежно-белое — у пафиопедилюма белоснежного (Paphiopedilum niveum (Rchb. f.) Stein), крупное, сильнокрапчатое — у пафиопедилюма очаровательного (Paphiopedilum bellatulum (Rchb.f.) Stein), гладкое, розовое, с румянцем — у пафиопедилюма Делената (Paphiopedilum deienatii Guili.). Большинство башмачков из подрода Brachipetaium в культуре как бы стоят особняком, предпочитая не просто теплое содержание, а перепады дневных и ночных температур, умеренный полив и содержащий кальций субстрат.

По следам Венериных Башмачков      Около 70 видов пафиопедилюмов известно сегодня в мире. Одним из них повезло больше и их еще можно увидеть в заповедниках и на охраняемых территориях естественных ареалов, другим не повезло, их истребили или вывезли с родины, чтобы выгодно продать, а затем погубить неумелой агротехникой. До сих пор, как и 150 лет назад, природу тропиков неумолимо грабят с целью получения сомнительной прибыли. Когда в 80 — х годах XX века среди любителей стали распространяться слухи о новых видах пафиопедилюмов, открытых в Китае и Вьетнаме (Paphiopedilum armeniacum Chen & Liu, Paphiopedilum emer-sonii Koopowitz & Cribb, Paphiopedilum malipoense Chen & Tsi, Paphiopedilum micranthum Tang & Wang и других), их стали нелегально собирать в огромных количествах и вывозить через Японию, Тайвань и Таиланд. Так, в первой половине 1986 года из естественных мест произрастания было вывезено 35000 растений пафиопедилюма абрикосоподобного (Paphiopedilum armeniacum). Для того, чтобы прекратить разграбление орхидной флоры Юго — Восточной Азии, «Конвенция о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой уничтожения» (СИТЕС) внесла пафиопедилюмы в первый список как растения, в первую очередь запрещенные к вывозу. Теперь таможенный контроль на границе сборщики и торговцы преодолевают с помощью обмана. Для того, чтобы благополучно пройти таможню, собранные в природе взрослые растения представляют либо как полученные в культуре с помощью семенного размножения, либо как гибриды первого поколения, не поддающиеся идентификации в не цветущем состоянии.

По следам Венериных Башмачков      Противопоставить массовому вывозу пафиопедилюмов из природных мест произрастания можно только их искусственное размножение в промышленных масштабах. Этим сегодня занимаются многие садоводческие фирмы, специализирующиеся на торговле орхидеями.

      Пафиопедилюмы прекрасно скрещиваются внутри рода, самый первый гибрид — пафиопелилюм Гарриса (Paphiopedilum Harrisianum) был получен скрещиванием пафиопедилюма волосистого (Paphiopedilum villosum) и пафиопедилюма бородатого (Paphiopedilum barbatum) знаменитым английским гибридизатором орхидей Джоном Домини (1816 -1891), работавшим в фирме «Вейч и сыновья». Один из клонов, полученных в результате этой гибридизации, был выделен под именем Paphiopedilum Harrisianum ‘Superbum’, он оказался настолько удачным, что до сих пор, 120 лет спустя, заслуженно пользуется славой одного из лучших гибридов первого поколения. С момента регистрации пафиопедилюма Гарриса в 1866 году и до 1901 года было зафиксировано более 1000 гибридов. Новый толчок в деле создания искусственных гибридов пафиопедилюмов был дан в середине 60-х годов, в настоящее время получены сотни и тысячи замечательных гибридов, хорошо приспособленных к выращиванию в домашних условиях.

По следам Венериных Башмачков      По требованиям к температуре и освещенности пафиопедилюмы делят на три группы. В первую группу входят пестролистные виды, обитающие на небольших высотах над уровнем моря, содержащиеся в теплом температурном режиме (зимняя ночная температура +16 — +18°С) и предпочитающие рассеянное освещение. Это башмачки из секций Brachipetalum, Parvisepalum, Barbata. Вторую группу составляют зеленолистные, как правило, горные одно-двухцветковые виды, нуждающиеся в умеренных и холодных условиях содержания (зимняя ночная температура +10 — +14°С) и интенсивном освещении. Сюда входят виды из секции Paphiopedilum. К третьей группе относятся зеленолистные башмачки с многоцветковыми цветоносами, которые нуждаются в теплом содержании и яркой освещенности. Это виды из секций Cochiopetalum, Coryopedilum и Pardalopetaium.

По следам Венериных Башмачков      О башмачках, сапогах, черевичках и туфельках можно припомнить множество сказочных историй. Будучи уже взрослым человеком, я с удивлением узнала, что в оригинале сказки о Золушке у нее были вовсе не хрустальные башмачки, их придумали позднее. Автор сказки Шарль Перро нарядил красавицу, отправляющуюся на свой первый бал, в башмачки, отороченные мехом. И если даже в прекрасную сказку о башмачках жизнь смогла внести дополнительную порцию волшебства, превратив их в хрустальные туфельки, то что же говорить о башмачках — орхидеях, этих драгоценных волшебных растениях, которые могут стать впору всем, кто попробует их примерить и приручить.