23 Мар

Башмачки Венеры, или Зозулькины черевички

Г. Коломейцева
Фото — В. Шелейковского, Г. Копомейцевой и С. Генералова
Журнал «Миллион Друзей» № 4, 2000 г.

      Начиная со второго номера «МД» за 1999 г. мы публикуем статьи об орхидеях. Похоже, затянувшуюся «орхидеиаду» пора выносить в отдельную авторскую рубрику ботаника Галины Коломейцевой, тем более, что тема благодатна и неисчерпаема, поскольку поклонников этих удивительных цветов никак не меньше, чем самих растений.

      Среди орхидей есть растения, которые вы всегда легко узнаете по туфлеобразной губе и скажете: «А, да ведь это венерины башмачки!». Подсемейство циприпедиевых, или венериных башмачков (Cypripedioidea), включает маленькую часть от огромного числа орхидей, распространенных на Земле, в общей сложности их всего около 130 видов. Некоторые ученые даже считают их отдельным семейством, как бы промежуточной формой между современными орхидными и неизвестным семейством цветковых растений, от которых они произошли. До середины XX века все венерины башмачки входили в один род циприпедиум (Cypripedium L), позднее они были разделены на 4 рода: циприпедиумы, включающие 40 видов, селени-педиумы (Selenipedium Rolfe), объединяющие всего 6 видов, фрагмипедиумы (Phragmipedium Rolfe), которых в настоящее время насчитывается чуть больше 20 видов, и пафиопедилюмы — (Paphiopedilum Pfitz.), самый крупный род венериных башмачков — в него входит около 70 видов.

      Пусть вас не смущают их громоздкие латинские названия, все они переводятся просто, да и означают почти одно и то же. В названиях родов пафиопедилюм и циприпедиум имена Пафия и Киприда — это распространенные в древней Греции культовые прозвища богини Венеры, связанные с посвященным ей храмом в городе Пафосе на Кипре. Имя Селена носила богиня Луны, и здесь название селенипедиум означает «башмачок Селены». Слово «фрагма» в названии фрагмипедиум по-гречески означает «деление, фрагмент» и относится к завязи, разделенной внутренними перегородками на три части. Губа цветков всех венериных башмачков, напоминающая вздутый мешок или турецкую туфлю, послужила поводом для выбора второй части их названий,так как по-гречески «педале» означает башмачок или туфельку. У всех четырех родов наблюдаются общие черты в строении цветка. Верхний чашелистик венериных башмачков, как правило, крупнее двух боковых чашелистиков, он называется флажком или парусом и несет определенную функциональную нагрузку, своеобразным зонтиком нависая над цветком и защищая его от попадания дождевой воды внутрь мешкообразной губы. Два боковых чашелистика срослись и опустились вниз, как бы поддерживая цветок сзади. В отличие от остальных орхидей, имеющих либо три (у подсемейства апостазиевых), либо одну (у подсемейства однотычинковых) настоящую тычинку, венерины башмачки имеют две настоящие тычинки с одиночной пыльцой, погруженной в липкую, вязкую полужидкую субстанцию, способную вытягиваться в тонкие нити, наподобие жвачки. Знаменитая туфлеобразная губа венериных башмачков формируется из лепестка, сросшегося с двумя бесплодными тычинками внешнего круга, и представляет собой своеобразную ловушку. Края губы свернуты вокруг колонки так, что почти соприкасаются, ее внешний вертикальный край загнут внутрь у всех венериных башмачков, кроме некоторых видов пафиопедилюмов. Именно так устроены у энтомологов конические ловушки для насекомых с загнутыми вниз краями. Колонка спрятана внутри цветка за отвесными сводчатыми краями губы, рыльце обращено внутрь цветка и едва различимо за плотно сведенными краями губы и щитообразным зачаточным пыльником (стаминодием), в который превратилась третья, бесплодная, тычинка внешнего круга. Сквозь два маленьких отверстия с обеих сторон стаминодия видны пыльцевые массы двух настоящих пыльников. Опыляются венерины башмачки, как правило, мелкими пчелами или мухами-журчалками, к цветку их привлекает ложная приманка — яркий стаминодий. Попавшей внутрь губы пчеле трудно взлететь из-за ограниченного пространства, она даже не может рассмотреть со дна губы прямой выход из цветка через ее наружный край. Единственными проблесками света являются два маленьких отверстия с обеих сторон стаминодия, которые маячат где-то вверху у задней стенки губы-ловушки. Двигаясь в направлении этих указателей, насекомое поднимается по задней стенке губы вверх, протискивается вначале мимо рыльца, а затем мимо одного их двух пыльников, загораживающих ей выход сквозь маленькие отверстия. Выползая из цветка, пчела пачкается в липкой пыльце, которую оставляет затем на рыльце соседнего цветка, производя перекрестное опыление. Поражает целесообразность, с которой все части цветка венериных башмачков (загнутые внутрь или особо скользкие отвесные края губы, два отверстия и их положение возле пыльников и рыльца, крупный стаминодий) приспособлены для достижения единственной цели — успешного опыления.

      Род циприпедиум был описан Карлом Линнеем в 1753 году в его знаменитом произведении «Виды растений» по хорошо известному в Европе башмачку настоящему (Cypripedium cal-ceolus L), видовой эпитет cal-ceolus означает здесь »маленький башмачок». Циприпедиумы широко распространены в лесах Азии, Европы и Северной Америки, все виды листопадны и имеют период покоя в зимние месяцы. Самым маленьким среди них можно считать циприпедиум изящный (С. elegans Rchb.f.) из Гималаев, Сиккима, Бутана, Тибета и китайской провинции Юннань. Это растение с двумя-тремя маленькими складчатыми листьями имеет стебель высотой всего 2,5 — 4 см, а цветок в диаметре не превышает 4 см. Самым крупным из циприпедиумов является, скорее всего, циприпедиум субтропический (С. subtropicum Chen & Lang) — многоцветковый вид из тибетской провинции Ксизанг, цветонос которого достигает высоты полутора метров. В России циприпедиумы называли венериными башмачками, на Украине их величали зозулькиными черевичками — кукушкиными башмачками. В старину в России башмачки настоящий (С. calceolus) и крупноцветковый (С. macranthon Sw.) выращивали в садах и парках как красивейшие садовые растения. Ареал башмачка настоящего раскинулся на огромных просторах бореальных лесов разных континентов, этот вид произрастает в различных климатических условиях, поднимается вместе с рельефом местности на разные высоты над уровнем моря и, конечно, представлен большим количеством подвидов, форм и разновидностей. Классификация внутри вида еще недостаточно разработана, однако, где бы вы ни нашли этот башмачок: под пологом русского леса или в американском штате Флорида, в Англии или на одном из Японских островов, — вы никогда не спутаете его ни с каким другим видом, настолько характерен его цветок. Вздутая желтая или желтовато-белая губа и коричневато-зеленые листочки околоцветника делают цветок похожим на растрепанную голову. Кстати, на Украине этот цветок так и называют «голова Адама». Особой любовью пользовался раньше в европейской части России и башмачок крупноцветковый. Его яркие лилово-розовые цветки называли туфельками богини или башмачками Девы Марии. Сегодня этот вид очень редок в Европе, сильно сократился его ареал в Сибири и на Дальнем Востоке. Этот удивительный башмачок пользуется особым «вниманием» у браконьеров и находится под реальной угрозой полного уничтожения. Кроме двух перечисленных выше видов, в нашей стране встречается еще башмачок пятнистый (С. guttatum Sw.), который широко распространен не только в лесах европейской части России, в Сибири и на Дальнем Востоке, но и в западных провинциях Канады, на Аляске, в Китае и Японии. Его разновидность с заостренным и сильно вогнутым флажком (спинным чашелистиком), который своеобразным капюшоном нависает над губой цветка, называется башмачком Ятабе (С. guttatum var. yatabeanum Makino), он встречается в нашей стране на Камчатке, Командорских и Курильских островах.В связи с повсеместным сокращением численности венериных башмачков в природных местах обитания все они взяты под охрану, их повсеместно запрещено собирать и выкапывать. Обнадеживают успешные попытки последних лет ввести циприпедиумы в культуру и искусственно размножать их в асептических условиях. Очень интересной особенностью циприпедиумов оказалось наличие у некоторых видов тактильного раздражителя кожи (циприпедина), который выделяют ворсинки цветков, цветоносов и листьев. Случайное прикосновение к растению вызывает кожную сыпь у восприимчивых к токсину людей. Следует отметить, что и скот обходит стороной аппетитные на вид куртины С. calceolus по этой же причине. Как источник летучих масел С. calceolus являлся сырьем для получения некоторых лекарств в народной медицине. В Европе целебные растворы и вытяжки готовили из корней С. calceolus и С. guttatum Sw., а в Америке одним из наиболее ценных объектов для медицинского использования считалась разновидность башмачка настоящего, известная как циприпедиум опушенный (С. calceolus var. pubescens Willd.). Из травника Гуда, изданного в городе Элизабет (штат Нью -Джерси, США) в 1845 году, можно почерпнуть сведения о практике заготовок корней этого башмачка в качестве лекарственного сырья. Корни рекомендовалось собирать весной, до того, как их кончики начали активный рост, или осенью, после прекращения их роста и начала отмирания. Их чисто мыли и сушили в хорошо проветриваемом помещении, а затем расфасовывали и плотно укупоривали. Кипячение или ошпаривание не допускалось, так как это ухудшало качество продукта. Полученная масса имела острый, часто отвратительный запах, снадобье готовили, растворяя небольшое количество порошка в сладкой воде. Лекарства, приготовленные из корней башмачка опушенного использовали в основном в неврологии — при эпилепсиях, нервной раздражительности, расстройстве сна и функций головного мозга, применяли в качестве успокаивающего средства. Гуд сообщал, что употребление корней венериных башмачков как болеутоляющего и снотворного средства было предпочтительнее опиума, так как не наблюдалось наркотического эффекта. Еще один очень интересный, но’ слабо изученный род американских башмачков селены (Selenipedium) включает всего 6 видов из Центральной и Южной Америки (Панама, север Бразилии,Гвиана, Венесуэла, Колумбия, Эквадор, Тринидад). Это очень крупные травянистые растения с разительно контрастными размерами цветоноса (у некоторых селенипедиумов он достигает 4 — 5 м высоты) и отдельного цветка размером не более 5 см. На их примитивный статус в подсемействе циприпедиевых указывают крупные ветвящиеся побеги, некоторые черты в строении цветка, развитие множества цветков на конце несоразмерно высоких цветоносов, наземный образ жизни. Эти растения малоизвестны в культуре и редко кто наблюдал за ними в природе.

      Самый крупный из всех селенипедиумов — Selenipedium chica Rchb.f. Он встречается только в Панаме, причем основное место его произрастания находится как раз в зоне Панамского канала. Небольшие группы растений этого очень редкого в природе вида встречаются на маленьком пятачке к северо-востоку от города Панама (столицы Панамы), а также в нескольких близлежащих речных долинах. Точно не известно, когда именно растения зацветают в природе и насколько растянут период цветения. Довольно яркие 5-сантиметровые цветки поочередно раскрываются на конце опушенного прямостоячего цветоноса до 2,5 — 5 м высотой, причем каждый цветок сохраняет способность к опылению совсем недолго. Непродолжительное цветение каждого отдельного цветка компенсируется их бесчисленным количеством на цветоносе, который, постепенно нарастая вершиной, образует все новые и новые цветки, растягивая время цветения растения на неопределенно долгий срок. Если опыление произошло успешно, образуется плод — длинная трехгранная коробочка, который не только формой, но и запахом напоминает плод другой, хорошо известной всем орхидеи — ваниллы плосколистной (Vanilla planifolia Andr.), дающей пряность ваниль

      Образование длинных плодов послужило поводом для научного названия -селенипедиума ваниллоплодного (S. vanillo-carpum Barb. Rodr.), другого вида, растущего во влажных тропических лесах Бразилии. Местные жители называют это растение цветком мая (вероятно, по времени начала цветения), или baunilha, что в переводе с португальского означает ваниль, и используют в качестве заменителя знаменитой пряности. Третий род американских венериных башмачков фрагмипедиум (Phragmipedium) распространен в Центральной и Южной Америке, от Мексики до Бразилии и Боливии, где встречается на высоте от 400 до 3000 м над уровнем моря. Это наземные или литофитные (редко эпифитные) растения с укороченными побегами, несущими удлиненные ремневидные зеленые листья. Прямостоячий или поникающий цветонос почти всегда развивает по нескольку цветков, часто весьма интересной формы или неожиданной расцветки. О необычной форме цветков некоторых фрагмипедиумов следует поговорить отдельно. Один из самых интересных видов — фрагмипедиум хвостатый (Phragmipedium caudatum (Lindl.) Rolfe) — имеет очень длинные лепестки, в момент распускания цветка соразмерные с чашелистиками, их длина первоначально равняется всего 6 см, затем они начинают удлиняться, прибавляя ежесуточно по 4 см и через десять дней достигают максимальной длины. Описаны растения, у которых длина лепестков была не менее 60 см сантиметров, хотя у большинства клонов этот показатель в два раза ниже. Некоторые ученые предполагали, что эти длинные хвостообразные лепестки, лежащие на земле, могут служить в качестве дорожки, по которой насекомые-опылители пробираются к цветку, однако получение более достоверных сведений о местообитании вида опровергает эту гипотезу. В природе фрагмипедиум хвостатый растет в Эквадоре, Перу и Колумбии на гранитных отвесных скалах, поднимаясь в горы на высоту до 3000 м над уровнем моря. Сеянцы прорастают в трещинах скал, постоянно влажных из-за облачности, неизбежной на такой высоте. Растениям, крепко вцепившимся корнями в расщелины, уже не страшны обрушивающиеся на них ливни и ветры,упругие цветоносы опускают цветки ниже побегов и их качающиеся лепестки никогда не касаются земли, флагами полощась на ветру вблизи вертикальной отвесной стенки скалы. До сих пор неизвестно, какую функциональную нагрузку несут эти необычные лепестки при опылении. Впервые фрагмипедиум хвостатый был найден в перуанских Андах в 1787 году двумя испанскими ботаниками Руизом и Павоном, изучавшими флору Перу и Чили в 1778 -1789 годах, и в виде высушенного безымянного образца долгие годы хранился в гербарии города Лимы (столице Перу). По этому-то образцу его и описал знаменитый английский ученый Джон Линдли в 1840 году. Еще через два года растения фрагмипедиума хвостатого увидел во влажных болотистых местах Эквадорских Анд сборщик Королевского садоводческого общества Англии Карл Теодор Хартвег, однако он почему-то не собрал найденные растения. Первые живые экземпляры этого замечательного вида попали в Англию в 1847 году из Перу и были распроданы богатым любителям через фирму «Вейч и сыновья». Первое цветение в культуре наблюдали спустя два года в коллекции сэра Тревора Лавренса, будущего президента Королевского садоводческого общества

      Еще более странно выглядят цветки фрагмипедиума Линдена (P. lindenii (Lindl.) Dressier & N. Wms.), которые вообще лишены губы. Вместо губы цветок этого растения имеет третий лепесток такой же формы и такого же размера, как и два боковых лепестка, то есть длиной около 1 м! Описавший в 1846 году этот вид Джон Линдли даже выделил его в отдельный род и назвал уропедиумом (Uropedium), что в переводе означает «уничтоженный башмак». Губа, превращенная в третий лепесток, считалась генетически закрепленной аномалией. В природе фрагмипедиум Линдена встречается в Венесуэле. Колумбии и Эквадоре и занимает те же места обитания, что и родственный ему вид фрагмипедиум хвостатый. Из всех фрагмипедиумов, пожалуй, наиболее широко распространен и вариабелен фрагмипедиум длиннолистный (P. longifolium (Rchb.f. & Warsc.) Rolfe). Этот вид встречается в Коста-Рике, Панаме, Колумбии и Эквадоре по холмам вдоль берегов рек, поднимаясь в горы на высоту до 2300 м и заселяя трещины гранитных стен, которые нависают над речными потоками. В этих условиях растениям гарантирована постоянная влажность от речных испарений и брызг, а также притенение от противоположной стены ущелья. Вегетативные части растений из разных мест обитания сильно различаются по длине и ширине листьев, ветвлению побегов и высоте растения в целом. Зеленый цветок фрагмипедиума длиннолистного со слегка подрумяненными по краям широко расставленными и немного волнистыми лепестками напоминает не мудрого старого запорожца с длинными, уныло висящими усами, как цветок фрагмипедиума хвостатого, а, скорее, бесшабашного молодого гусара, который лихо несется на боевом коне, и ветер развевает на скаку длинные молодецкие усы. Фрагмипедиум длиннолистный был впервые найден в 1849 году в Кордильерах известным европейским сборщиком орхидей литовцем Джозефом Варшевичем. В 1871 году другой знаменитый «охотник за орхидеями» Бенедикт Роэзль, чех по происхождению, нашел растения этого вида на маленькой речке Дагуа, стекающей с западных склонов центральных Кордильер в Колумбии. Именно эти растения разошлись впоследствии по европейским ботаническим садам и коллекциям. Одним из первых в Европе вид зацвел в Санкт-Петербургском ботаническом саду в январе 1873 года.

      Самым миниатюрным в роде следует считать, по-видимому, Фрагмипедиум Пирса (P. pearcei (Rchb.f.)Rauh&Senghas), названный по имени сборщика Пирса, работавшего в Южной Америке и приславшего в Англию первые живые растения этого вида. Фрагмипедиум Пирса обитает в Перу и Эквадоре, поселяясь в трещинах отвесных стен речных каньонов. Его очень тонкие, собранные в звероподобные розетки листья, а также светлые полосатые цветки с тонкими волнистыми по краю лепестками создают образ утонченного изящного существа, причем лепестки похожи больше не на усы, а на аккуратно заплетенные косы. К сожалению, получить межродовой гибрид фрагмипедиума и, например, пафиопедилюма пока невозможно, так как этого не позволяет строение хромосомного аппарата (у фрагмипедиумов двойной набор хромосом 2п=20 — 22, а у пафиопедилюмов 2п=2б -32).Скрещивание проводили только внутри рода и к концу XIX века уже сложились две основные группы гибридов -коротколепестные, созданные на основе фрагмипедиума Шлима (P. schlimii(Rchb.f.)Rolfe), единственного известного тогда фрагмипедиума с короткими лепестками, и длиннолепестные, получившие свои тонкие усоподобные лепестки от фрагмипедиума хвостатого и фрагмипедиума осоковидного (Р. caricinum (Lindl. & Paxt.) Rolfe). Одним из первых был получен межвидовой гибрид Фрагмипедиум Седена (Р. schlimii x P. longifolium), который, к счастью, унаследовал замечательный розовый цвет и компактность от фрагмипедиума Шлима. Этот гибрид носит имя своего создателя Джона Седена, одного из самых известных гибридизаторов орхидей, работавшего на английскую садоводческую фирму «Вейч и сыновья» в конце XIX века. Великолепный монументальный Фрагмипедиум Айнсуорта (Р. Ainsworthii), известный также под именем фрагмипедиума калурум (RCalurum), был получен скрещиванием Р. Sedenii и P. longifolium в хозяйстве Вейчей, где зацвел в 1881 году. Широко распространенный в орхидных коллекциях Фрагмипедиум крупный (P. Grande), гибрид между P. caudatum и P. longifolium, также впервые получен и зацвел в оранжереях фирмы «Вейч и сыновья» в 1883 году. Близок к нему по внешнему виду, но с более темными цветками коричневого оттенка Фрагмипедиум сильноглянцевитый (Р. Nitidissimum), полученный в результате скрещивания Р. warscewiczianum и Р. Conchiferum.

      Цветки открытого в 1981 году в Перу и Эквадоре фрагмипедиума Бессе (Ph. Besseae Dodson & J. Kuhn), окрашенные в необычный для представителей этого рода яркий алый цвет, дали новый толчок в деле получения новых гибридов. Вид был найден в Перу на восточных склонах Анд членами экспедиции сотрудников Ботанического сада Марии Селби (Сарасота, Флорида) и назван в честь собравшей его Элизабет Бессе. Сначала думали, что это — форма коротколепестного фрагмипедиума Шлима, однако затем поняли, что найденное растение — редкая удача для ботаников, совершенно новый, еще не описанный прекрасный вид орхидей. После первой экспедиции в Ботанический сад Марии Селби доставили 20 растений, на следующий год удалось найти всего три экземпляра. На ежегодном аукционе Сада каждый экземпляр был продан за 1700 долларов. Большинство этих растений, к сожалению, сразу же погибло из-за неправильной агротехники, однако вид оказался слишком ценным объектом для гибридизации и его не оставили в покое. Несколько экспедиций двинулись сразу же на поиски новых мест произрастания этого великолепного растения, и они были найдены в Перу, Колумбии и Эквадоре. Сегодня известно уже несколько форм и разновидностей, отличающихся окраской и формой цветков, найдены даже растения с оранжевыми и желтыми цветками. В условиях единственно возможной внутриродовой гибридизации Фрагмипедиум Бессе как бы дает новую жизнь старым, уже давно устоявшимся группам гибридов этого рода, привнося в их цветовую гамму красный, желтый и фиолетовый цвета. Большинство фрагмипедиумов известны в культуре со второй половины XIX века как замечательные горшечные растения. Их можно выращивать в теплой или прохладной оранжерее с зимней ночной температурой 14-16 градусов. В качестве субстрата можно использовать как легкие земляные смеси, так и молотую кору хвойных древесных пород, основное требование к субстрату — его хорошая воздухопроницаемость. Растения не имеют периода покоя и требуют равномерного полива в течение года, им необходимы высокая относительная влажность воздуха (не менее 60 %) и регулярные опрыскивания. Качество поливочной воды должно соответствовать основным требованиям, предъявляемым к культуре орхидных: минимальное содержание солей кальция и магния при показателе кислотности рН = 4,0 — 5,5. Корни фрагмипедиумов, покрытые многочисленными корневыми волосками, плохо развиваются без субстрата и не переносят длительной пересушки. Для того, чтобы избежать опасности приостановки роста молодых корней, которые начинают развиваться над субстратом, используют простой агротехнический прием: поверхность горшка покрывают слоем живого мха сфагнума, создающего дополнительную влажность вблизи основания побегов. Так же как и другие горшечные растения, в период активного роста (весна — лето) фрагмипедиумы хорошо реагируют на периодические подкормки жидкими минеральными удобрениями. Летом растения необходимо притенять от прямых солнечных лучей, а помещение регулярно проветривать. К сожалению, в небольшой статье невозможно подробно рассказать обо всех тонкостях культуры венериных башмачков, это тема для отдельного разговора. Приблизиться к вопросам рациональной системы агротехники этих орхидей и сравнить экологию разных видов башмачков нам поможет следующая часть статьи, которая будет посвящена пафиопедилюмам — самым любимым башмачкам, выращиваемым в культуре.